Сейчас чтение – это крутой навык, как фехтование или фокусы

Сегодня мы беседуем с Ольгой Данченковой — культурологом, преподавателем мировой литературы в университете, мыслителем, человеком, говорящим о культуре и смысле подобно тому, как высокие пианисты исполняют творения Баха.

— Вы известны своим особенным осмыслением мировой литературы и культуры и преподаете эти предметы не только в университете, но и выступаете с лекциями на всевозможных слетах, конференциях, и т. д. Каково отношение современных верующих из Русской Православной Церкви к литературе?

Практически безразличное, если им не нужно специально узнать какую-то новую информацию. Такое отношение к чтению оказывается не только среди верующих из РПЦ, но и у всех людей. Обилие информационного шума и необходимость утилитарного чтения отбивает желание читать книги. Сегодня чтобы читать литературу (не для обучения), нужно это умение в себе воспитывать.

Еще наши бабушки и дедушки с легкостью читали и считали чтение насущной потребностью. Сейчас чтение – это крутой навык, как фехтование или умение показывать фокусы. Лично я не склонна такую ситуацию драматизировать, но отношусь к этому как к историческим условиям.

— Когда человек живет мелко, он не понимает рыцаря. А у вас бывало так, что студенты на лекциях не могли понять жизнь и поступки кого-то из классиков?

— Такое бывает довольно часто. Студенту предлагается оценить значение жизни автора. И не всегда исторический взгляд сверху помогает понять факты биографии. Здесь ещё нужно от человека и сострадание.

Но, на мой взгляд, исторический подход, когда мы смотрим на жизнь классика зная все причины, предпосылки, условия, больше всего побуждает сердца студентов к жалости и состраданию. А я подбрасываю поленья в разгорающийся костер.

— Сострадание… Великие подвижники Христианства говорили о нем, как о драгоценности… Как не плакать о Лермонтове не знавшем женской любви? Как не переживать о заблуждениях Китса? Как не радоваться их труду? Но почему, когда такие православные литературоведы как Дунаев пишут о классиках, — они так неприязнены к авторам, так стараются загнать их в рамки чего-то малого?..

Может быть потому, что они только могут читать классиков, но не могут делать их дел? Если бы такой литературовед обрушился на какого-либо классика с мощью Лермонтова или Фроста, то тут ни от кого и следа не осталось бы.

— Я замер перед таким вашим ответом… А вы замечали, что для большинства верующих классики — не авторитет, а вот банальный, скучный батюшка — вершина речи!

— И неудивительно, ведь как сказал апостол, твердая пища для совершенных. Вот и Милостивый Господь посылает детям в вере простую воспитательницу. А совершенные хотят слушать только Господа и Его апостолов. И под «апостолом» я понимаю суть этого понятия, а не конкретных двенадцать или семьдесят человек в истории.

— О, да! Апостол — тот, кто несет Бога! А верующие так часто к Нему глухи…

— Это наше человеческое свойство – быть глухими:

– Адам, где ты?

– Каин, где брат твой Авель?

Мы не слышим что, как и почему нас спрашивает Господь. И только тот, кто отрастил уши – слышит. Это только звучит смешно. «Имеющий уши слышать да слышит», — так Христос нас призывает. То есть те, у кого есть уши для слышания пусть слышат то, что Я им скажу.

Мне кажется, что и святой Паисий Святогорец говоря, что «сердца людей покрывает накипь» утверждает то же самое – без работы над собой невозможно отрастить уши и услышать Бога.

— Высокая книга дарит высоту. Но люди боятся высокого… Но вы ведь видели и тех которые на высоту решились?

— Согласна с вами. Те люди, которые решились на высоту, они попадают в высокую книгу классика – где есть прекрасные герои, перипетии сюжета, непреодолимые трудности и счастливый конец.

— Это книга Бога?

— Да. Та сказка, которую Он приготовил для каждого из нас, если только мы согласимся.

От разговоров о книгах и писателях мы перешли к разговору о самом личном. Вы не хотите меня спросить какой у меня любимый стих, например?

— С радостью спрашиваю!

— Мой любимый стих – великий! И не спрашивайте как я это определяю. Это так же легко (или сложно) как определить, что кто-то тебя любит…

Казалось, разговор о литературе – это что-то отвлеченно-романтическое, но мысль всегда вращается вокруг самого важного.

— Ведь и ценить высокие книги — это жить в подлинном смысле.

— Когда ты научишься ценить все высокое (книги, музыку, поступки людей), тогда только и понимаешь, что живешь полной жизнью. Я с трудом представляю человека, который вдруг решил жить полной и достойной жизнью и загуглил что для этого нужно. Узнав из ваших слов, что хотя бы ценить высокие книги – и вдруг пошел и оценил все великие произведения.

Как ни странно, мы ничего не можем сделать для тех людей, кто не понимает ценности литературы, или честности, или веры. Мы можем своим примером и горением еще больше утвердить тех, для кого все вышеперечисленное — сокровище сердца.

Артем Перлик

P.S. Мои дорогие читатели! Если вы любите мои лекции, эфиры,интервью и заметки и захотите поддержать меня, то буду рад, если вы пришлете мне какую-нибудь сумму в поддержку моих трудов. Я нигде не получаю никакой официальной зарплаты, и потому буду рад, если у вас будет возможность доставить мне такую радость, помогающую мне в совершении моих трудов для всех вас!

Как замечал Гоголь: «Дело мое такого рода, что оно не может быть без общей поддержки». И мое дело — для вас! С благодарностью приму вашу помощь и всегда отблагодарю вас своими трудами, лекциями, открытиями, консультациями и курсами!

Моя карта Сбербанка России: 4817 7602 9895 3922.