СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

А знаете, в нынешнем карнавале вокруг коронавируса можно найти и хорошее. Дело даже не в том, насколько он реально опасен, даст Бог – не чума. Но пандемия коронавируса всколыхнула не только панику, но и острый интерес к науке. Люди обмениваются в социальных сетях статистикой, строят предсказательные графики-экспоненты, следят за статьями в Биорхиве, спорят о гигиене. Передаётся ли вирус через прикосновение к святыне – вопрос с точки зрения богословия далеко не праздный, и с той, с другой стороны в спорах едва ли не пушки гремят.

Факт есть факт: с разговорами вокруг коронавируса обостряется конфликт между религией и наукой.

Мы, верующие, продолжаем настаивать, что конфликта никакого нет, как нет и противоречий. Даже антидарвинисты возражают против происхождения человека от обезьяны, а не против эволюции микроорганизмов — тем более, не против преобразования одной цепочки генов в другую. Просто мир нас не любит и гонит по любому поводу, но ведь и Христос говорил ученикам, что они будут гонимы.

Взглянем отстраненно на происходящее. Есть такое словечко «сциентизм», им можно обозначит ситуацию, когда наука занимает место религии, во всяком случае мировоззрения. Человек верит в науку, в то, что она спасёт его от смерти и болезней, во всяком случае будущие поколения. Наука и не отрекается, но дать рецепт вовремя она способна не всегда.

Нынешняя ситуация с коронавирусом – наглядный пример. Люди верившие в науку, оказались ни с чем: нет у медиков ни вакцины, ни лекарства, неоткуда их взять. Тестов и тех на всех не хватает. В стационарах и карантинах тоже условия благоприятнее скорее для вируса, чем для людей.

Естественно, что в такой ситуации человек, вчера возлагавший надежды на науку, начинает искать утешения в иных областях. В Китае даже на государственных каналах прославляют иглоукалывание и перегонку энергии «ци», западные хипстеры запасаются наркотиками, туркменский глава Аркадаг советует лечиться травами, а глава Беларуси – водкой. Не поможет, да. Но люди готовы обернуться и выслушать.

Вот бы нам, православным, сейчас раскрыть свои объятия… Нет, не в буквальном смысле – это как раз не способствует соблюдению карантинной гигиены. Просто выступить приветливо и душевно, подарить кому-то надежду…

Священный Синод, введя гигиенические правила для храмов на время эпидемии, благословил то, что счёл возможным. Теперь дело за нами.

Вера ведь начинается не с Причастия, не с Евхаристии, она осуществляется ими в полноте. Человеку же новоначальному, стоящему на пороге веры, может быть и не стоит спешить в храм непременно завтра? Церковнославянской службы он сходу не поймёт, а целование икон и зажжение свечей далеко не главное.

Не лучше ли сегодня, завтра, вообще в дни карантина, раз уж не отлучаешься из дома, прочесть Евангелие? Выучить несколько молитв наизусть? Как это было в века первых христиан, когда для подготовки к Таинству Крещения сорок дней до Пасхи постились и учились основам веры, а не крестились после получасового собеседования в ближайший будний день?

Вместо этого некоторые из нас даже Постом, даже в СМИ умудряются метать друг в друга огненные стрелы. Представим себе мать с детьми, закончившую вуз, но в дни эпидемии задумавшуюся о помощи Божией. Открывает она православный интернет… «Да никакого вируса нет, это выдумки империалистов!» А она-то понимает, что есть, полторы сотни тысяч переболело. «Этот вирус искусственный, занесён американцами». И что с того? «Через святыню заразиться нельзя, кто не согласен, тот кощунник». «Нас Богородица защитит, чудотворные иконы Её помогали от всех болезней». «Пройдём крестным ходом, и отступит поветрие!»

Это мы себя так успокаиваем. А молодого представителя среднего класса убедим ли, когда в гневе брызжем (коронавирусной) слюной? Вот оттого и не любят наши крестные ходы! Конечно, молодому человеку самому выбирать: прибегать ли в опасности с молитвой к Богу или к травам и иглоукалыванию. Но неужели мы в его неверном выборе ни сколько не будем виноваты?

Остап Давыдов