СОВЕТСКОЕ КИНО

Это явление, как и всякое протяженное в истории явление, имеет свою предысторию, довольно-таки понятную в чем-то, и внутреннее состояние, которое и рождало внешний факт.

Датой рождения Советского кино считается 27 августа 1919 г., когда Ленин подписал декрет с длинным названием — «О переходе фотографической и кинематографической торговли и промышленности в ведение Народного комиссариата по просвещению», то есть в министерство, которое отвечало за агитацию и пропаганду.

Собственно говоря, поскольку шла гражданская война, всюду была разруха, фильмы должны были уводить зрителя от той повсеместной разрухи в стране, в которую ее ввергли большевики, в некое светлое будущее, которое обещалось потом. И поэтому самые ранний жанр советского кино так и назывался «агитки». Это были короткие, как сейчас называют, короткометражные фильмы, похожие на плакаты и листовки. Ну, допустим: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Все для фронта! Все для победы!» ну, и тому подобные названия.

И в это время мы видим большое влияние, естественно, на советский начинающийся кинематограф американских вестернов, которые тогда показывали на советских экранах и которые пользовались большой популярностью, потому что фильм – это, все-таки, прежде всего, явление американское. Как, допустим джаз – это явление, вышедшее из негритянской культуры и, в любом случае, негр лучше сыграет джаз и были бы странно видеть джазменов из Сибири с балалайками.

Поэтому, конечно, несмотря на то, что советское кино существовало, люди очень хотели видеть кино западноевропейское, а, прежде всего, конечно, американское. Появлялись некоторые фильмы, которые сейчас уже совершенно не известны и никому не нужны, и о них уже никто не вспоминает.

Шло время, гражданская война закончилась, казалось, что победа революции во всем мире неизбежна и тут появляется новый жанр — так называемой «музыкальной комедии» или комедии с музыкой. Это 30-е годы. Создатель жанра – режиссер Григорий Александров (1903-1983 г.г.). Он снимал разнообразные картины. В то время известны такие ленты, как «Веселые ребята», «Цирк». Тогда играла Любовь Орлова в подобных фильмах, тогда же пел Леонид Утесов. И эти картины, они очень перенасыщены музыкой. Это что-то, вроде таких вот водевилей музыкальных интересных.

В этих картинах чувствуется тот подъём, который тогда, благодаря сталинской пропаганде чувствовался в стране. Одновременно всех арестовывали и сажали и одновременно людям казалось, что они живут в самой лучше стране, просто потому что другие страны они уже больше видеть не могли. А кто думал иначе – их истребили еще за несколько лет до появления этих кинокартин.

Появляется документальное кино, начинается война – здесь свои ленты возникают своеобразные. И война, естественно, заканчивается и начинается так называемый период затишья в кинематографе советском, когда почти ничего не снимали, а снимать можно было только что-то такое псевдогероическое, патриотичное. Потому что весь кинематограф, естественно, в то время полностью отражал идею соцреализма.

И вот Сталин умирает, на XXI съезде произносит свою знаменитую речь против сталинизма Хрущев. Одни эту речь принимают с радостью, другие воспринимают так же, как и сейчас воспринимают все, что не укладывается в их узкое понимание. Начинается время «оттепели» и снимают картины 60-ых, 70-ых годов. В это время кино – это выражение общественных процессов, но других. В 70-е годы человек становится обособленным, идеология его так, как раньше больше не сдерживает. Внутренне человек разучился рассуждать, привык к серому.

Но есть много людей, их появляется все больше, которые видят ложность, ошибочность Советского Союза, появляются диссидентские движения, появляются религиозные движения, довольно-таки сильные. И все это внутренне направлено против лжи советской власти. Идея светлого будущего в фильмах эпохи «оттепели» ставится под сомнение и поэтому, когда в 1968 году Советский Союз вторгнется войсками в Чехословакию – это будет конец «оттепели» и многие картины будут запрещены.

И в это время начнется эпоха в истории советской культуры, которая называется «Эпоха советского двоемыслия». Она была не только в культуре. Есть такая западноевропейская дисциплина, точнее, американская – советология. Там изучали что происходит в Советском Союзе и там было это самое понятие — «двоемыслие», когда советский человек на работе говорит одно, на кухне со знакомыми – другое, думает третье, а на политсобраниях своего завода провозглашает четвертое. То есть, такое постоянное состояние ложности. Для большей части это было естественно, потому что СССР означало – серость, а для других это было болью.

И эти другие использовали «эзопов язык», то есть, показывая и говоря что-то, вроде бы, нейтральное, допустим о Средневековье, как это любил делать Григорий Горин, но одновременно показывали государство фигу в кармане, потому что понимали, что все это – ложь. Таким режиссером был Данелия в кино, таки режиссером становится Марк Захаров с его знаменитыми картинами. И вот здесь мы действительно видим достойные вещи, потому что, когда мы говорим о кинематографе, то все-таки мы не имеем ввиду «Цирк», «Веселые ребята», кино 30-ых, кино 40-ых, а имеем ввиду, как и любой человек, которому нравится что-то из этого периода, имеет ввиду кино, начиная с эпохи «оттепели». Хотя, вряд ли кто-то отдает себе в этом отчет.

Подобно как, допустим, в первые десятилетия после 9 мая 1945 года День Победы был обычным рабочим днем и никак не выделялся. И совершенно никто в СССР не знает ни сейчас, ни раньше, как-то это все сразу забыли, потому что об этом не объявляли по телевизору, а советский человек привык думать так, как его учат по телевизору, все забыли о том, что День Победы был назначен праздником в 1965 году в эпоху Брежнева.

И теперь для того, чтобы понять, что же, собственно, любит человек в советском кинематографе, нужно определиться с тем, что такое советская власть. Если в 20-ые годы — в годы революции это было какое-то «татаро-монгольское иго», которое всколыхнуло всю чернь этой страны и люди, которые только внешне верили в Бога, а соединяли Его в своем сознании с обрядом и видели то, что люди Церкви, священство не живут по Христу. Эти люди возглавили революцию, они ее сделали, и они же в ней в итоге и погибли, потому что революция, как говорил, по-моему, кто-то из французов, «пожирает своих детей».

Прошло время и теперь, в 60-ые, 70-ые годы и в 80-ые, редкие режиссеры снимали совсем другие фильмы, которые эзоповым языком говорили о ложности советского строя. И в это время, 60-ые, 70-ые, 80-ые годы, советская власть больше не была «татаро-монгольским игом», а она была образом жизни миллионов людей. Этот образ жизни всецело был направлен на серость.

Поэтому, когда мы слышим, что советский кинематограф нравится, то нужно понимать, что он был двояким и одна его часть – бОльшая — это было продолжение социального заказа – соцреализма, в который люди уже и не верили, но за это платили. И это тот ширпотреб, который нравится людям серым, людям обыкновенным, которые не хотели расти, а таких в Советском Союзе было очень много. И второе, когда мы слышим «нравится», то второй вариант – это, как раз те самые редкие картины, такие как, допустим, у Марка Захарова, Данелии и подобных режиссеров и подобные фильмы, в которых всё уродство и серость советской власти высмеивались, но высмеивались так, что начальство не могло этого понять и не могло придраться.

Таким образом, мы можем дать точную формулу происходящему, сказав, что, начиная с эпохи «оттепели», советский кинематограф был хорош лишь тогда, когда он был не советским. Как и советский человек был хорош и высок в том и там, где он советским не был.

Артём Перлик