СТРАХ И ТРЕПЕТ

Извращенность людей такова, что когда верующие вдруг встречают редкого настоящего христианина, они считают его ужасающим ниспровергателем и вольнодумцем, ведь он не похож на них.

Это и история Христа на Земле, и история Его святых, большая часть которых страдала не от варваров, а от единоверцев. Карлики обожают кусать за ноги гиганта.

А настоящие христиане часто встречаются среди незнающих об истинной церкви.Об этом пишет блаженный Августин. И об этом часто говорит Христос. Его слышат «самаряне» и «Галилея языческая», к Нему приходят «некоторые эллины», Его ищет женщина — «язычница, родом сирофиникиянка», а в Иерусалиме, городе Его веры большинство способно только орать: «Распни Его».

Малые люди заняты малыми проблемами, сводящимися к личному комфорту и борьбе против того или иного общего врага.

А у святых, старцев, людей Духа Святого – напротив, абсолютный вкус к Богу.

Потому вы не найдете святого на первомайской демонстрации в СССР, святого следующего линии партии, святого пикетирующиего кинотеатр с фильмом о Гарри Поттере, святого борющегося против Хэллоуина.

Потому что люди Духа видят не так как, как идущие общим путём банальные люди.

Святым понятна разница между Шекспиром и Евтушенко. Они видят, что люди ищут общности (и это хорошо), но ищут её на почве своей ветхости, через идентификацию себя в той или иной идеологии.

Когда жители Ура Халдейского кричали о несравненной своего города — это была та же идеология. и Бог сказал Аврааму уйти от них.

Отец Александр Мень говорит, что если человек вышел с плакатом, то будь на плакате хоть Георгий Победоносец – этот человек тотчас оказывается вне истины и вне христианства.

Святые не ходят с плакатами. Они, как великие поэты, смотрят в суть, и видят за этой ветхой общностью в идеологии (хоть Ура Халдейского, хоть воспринятого в идеологическом ключе христианства) – только страх оказаться перед Ним легковесными.

И дальше вступает в действие логика малых людей, считающих, что толпа дураков значительнее одного мудреца.

Но это не так. И мудрец несколькими словами взвешивает толпу, «найдя её слишком легкой», как Бог взвесил царя Валтасара, всех идеологически верных тому царю придворных – и решил их царства.

Польский фантаст Анджей Сапковский так говорит об этом:

«Люди […] любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлёстывая жён вожжами, моря голодом старую бабку, четвертуя топорами пойманную в курятнике лису или осыпая стрелами последнего оставшегося на свете единорога, они любят думать, что ужаснее и безобразнее их всё-таки привидение, которое ходит на заре по хатам. Тогда у них легчает на душе. И им проще жить».

Артём Перлик