Сырая книга Кураева

Книгу отца Андрея Кураева «Византия против СССР» мне удалось приобрести за несколько дней до начала жёсткого карантина. И поначалу я радовался отличному совпадению: неделя вынужденного «безделья» — повод осилить этот 1000-страничный труд. На пятый вечер закладка не переместилась дальше 200-й страницы, страницы оказались политы чаем и потом, а сам вид увесистого тома на рабочем столе вместо приятного предвкушения всё больше вызывал раздражение.

Многие из нас, воцерковлявшихся в 90-е и 00-е в буквальном смысле выросли на книгах отца Андрея Кураева. И конечно ждали от этой книги очень многого, притом очень долго. Дело в том, что с рубежа 2010-х годов после действительно замечательного учебника по ОПК и нашумевшей «Перестройки в Церковь», мэтр замолчал на 10 лет (если не считать «Женских вопросов» и переизданий не самых удачных книг о «Поттере» и «Мастере»).

К тому же, актуально звучала сама тема книги «Византия против СССР», борьба двух мёртвых империй, которая ведётся от их имени рудиментарными традиями, встроенными в современный постмодернистский коллаж. Вопрос о нынешней церковной автокефалии для Украины на этом фоне лишь один из частных вопросов. Что Церкви делать сегодня с корпусом канонов, заточенных под имперскую политику, а так же и с советским «победно-гагаринским» менталитетом?

Увы, новая книга отца Андрея, хотя и содержит массу интересных документов, ощущения чёткого ответа после их прочтения не даёт.

Начнём с причины внешней: книга немного опоздала. Появись она в начале 2000-ых, она послужила бы хорошей оппозицией предвзятым книгам Петрушко и Драбинко, обличавшим украинские «расколы». И даже в 2014-15, когда политический переворот в Украине уже произошёл, но Томос об автокефалии от Константинополя был лишь потенциальной возможностью, да и о разрыве РПЦ с другими поместными никто помыслить не смел. Тогда книга на многочисленных исторических прецедентах-примерах помогла бы оценить стратегию автокефалии, хотя бы провести историческую параллель к происходящему.

Сегодня политические константы УПЦ МП всем очевидны, а Томос Вселенского Патриарха – свершившийся факт. По канонам он был дан или не по канонам (по книге получается, что с канонами такая путаница, что идеала не достигнуть) – многим в мире кажется очевидной справедливость Фанара.

Само по себе это ещё не обесценивает информацию, собранную автором за 10 лет. Но какова подача материала!

В книге 14 глав, некоторые из них (третья) – по сотне страниц. Каждой предпослан короткий тезис, который автор либо поддерживает, либо защищает. Но ведь сотня страниц нуждается в более подробном структурировании, которое, однако, в оглавлении …не отражено. Правильно, получилась бы мешанина. Там и длинные названия подпунктов, и просто «звёздочки», и названия документов, не вынесенных в примечания, а имплементированных прямо в текст.

Особенно удручают длинные цитаты на иностранных языках (английском и французском), не переведённые дословно в примечаниях, а просто кратко пересказанные по смыслу в том же абзаце.

Отдельное слово о примечаниях. Книга снова даёт ощущение фирменного кураевского стиля – среднего между публицистикой и научной монографией. Основной тон текста – публицистика, но почти на каждой странице крупное примечание мелким шрифтом. Причём, чаще это примечание содержит не цитату, не указание на источник, а уход в сторону, что вполне может позволить себе лектор в устной речи, «анекдот». Лекторы на младших курсах так и делают. Например, излагая первокурснику историю Древней Руси, рассказать спойл из жизни германского короля. Эти случайные осколки не смотрятся инородными телами, потому что основной текст лёгок для усвоения; первокурсник же благодаря этим изюминкам намечает векторы дальнейшего развития своей эрудиции. Этот же принцип работал в качестве миссионерского приёма. Постигая основы христианства, мы знакомились и со стихами Наума Коржавина, и с особенностями античного мира.

Однако когда текст для восприятия сложен, лучше придерживаться строго научного стиля и по древу не растекаться. В новой же книге отца Андрея и вовсе – смешение: в основной текст проникла и «лирика», и остались громоздкие цитаты.

Крайне неприятной неожиданностью стала уместная в блоге, но неуместная в научном исследовании обсценная лексика («задница», «подъё..», «г…»). Или признания вроде: «Оригинал документа, опубликованного в ЖМП, хранится в ГАРФ, соответствует ли публикация оригиналу, не знаю». Это следует читать: «Подшивка ЖМП есть у меня дома или доступна в интернете, а в архив ГАРФ я не пойду, не барское это дело» – для человека, взявшегося за историческое исследование!

Книга приятно удивляет низкой ценой, я заплатил за неё чуть больше 350 рублей. Но напечатана мелко, на серой бумаге, как в 1990-е, отчего устают глаза. Издательство «Проспект» специализируется на юридической литературе, а не богословской, если не считать книг самого отца Андрея. И похоже перо редактора этой книги не касалось вовсе.

Юрий Эльберт