Точные данные

Однажды в уральский городок на рядовую ежегодную конференцию прибыл из Петербурга очень важный протодиакон. Сделал доклад об особенностях песнопений в домонгольской Руси. В зале согнанные гимназисты-семиклашки вжимались в кресло от грозных слов: «наказание», «грех», «кара» — вряд ли они что-то поняли по существу.

В перерыве между пленарным заседанием и круглым столом отец-диакон заглянул в аудиторию, где шла лекция другой гостьи – пожилой дамы-археолога, специалиста по Крыму.

Рассказ о древности и средневековье Херсонеса и Керчи, с уникальными слайдами и подробностями «прямо из поля» интересен сам по себе. Но совсем не менее увлекательны оказался рассказ о работе археологов, о быте, о раскопках. Казалось очевидным, что вся жизнь этой седой, чуть сгорбленной леди поглощена археологией. С ней на конференцию прибыли и её ученики. Как знать, может быть эта команда прямо из зала отправится в аэропорт, и уже завтра приступит к новым открытиям…

Как вдруг вмешался важный диакон.

— Простите, одно замечание. Вы говорите, что собор в Херсонесе был взорван советскими войсками при отступлении. Это не правда! Его уничтожили фашисты!

— Я говорила лишь о том, что был демонтирован купол…

— Даже и купол! Какие у Вас основания для такого утверждения?

Пожилая профессорша вдруг замялась и попросила перенести разговор «в кулуары». Даже пригласила уважаемого протодиакона приехать к ней в институт и ознакомиться с доказательствами.

— Это не разговор! – в голосе диакона зазвучал металл. – У вас есть подтверждающие факт документы из архивов Министерства Обороны?

Откуда им быть у археолога-«древника»? Удар, что называется, наверняка.

— Из Минобороны нет. Но заверяю Вас, у меня точные данные… Я не хочу называть это имя… в этой аудитории…

— Назовите.

— Хорошо. Тахтай.

— Тахтай! – просиял отец-диакон. – Коллаборационист!

Те, кому имя оказалось незнакомо, потянулись за смартфонами. Александр Кузьмич Тахтай – крупный археолог, возглавлявший Херсонесский музей-заповедник во время немецкой оккупации Севастополя.

— Он продолжал научную работу. Отказаться, бросить Херсонес на произвол судьбы было не в его силах.

Кто-то из зала заметил, что о Тахтае нелицеприятно высказывалась Ольга Берггольц… Но Ольга Берггольц могла считать что угодно.

— А Вы знаете, — продолжал отец-диакон, — знаете что Тахтай работал при фашистах только для того, чтобы готовить ценности для вывоза в Германию?!

Вот уж где «безосновательное обвинение». Но пожилая профессорша молчала. Потом тихо возразила:

— Он спас эти ценности…

— Спас!

— Мы занимались делом о его реабилитации…

— Реа-би-ли-та-ции! Сейчас встречаются случаи реабилитации откровенных военных преступников!

Професcорша стояла, как студентка, которую уличили на экзамене. А отец-протодиакон произносил речь. Он уже перекинулся на другого историка, который, даже не будучи гражданином СССР, посмел служить власовцам.

Коллаборционист не может быть историком! У власовца нет права иметь заслуги в археологии.

Смотрите, студенты. Стены института не видели таких сцен уже полвека. Идеология берёт верх над научным фактом.

Мы не называем имени той профессорши. Во избежание эксцессов: начнутся письма, просьбы убрать статью. Конечно, она «не права», ибо посмела упомянуть лишь имя того, на кого наложена идеологическая печать.

А грозного протодиакона зовут Владимир Владимирович Василик. Он очень неглупый человек, знаток языков, доктор наук, обладатель определенного научного авторитета. В конце концов даже доклад его на этой конференции был пожалуй самым содержательным изо всех пленарных.

Но кто дал ему право, тон – вот так «воспитывать» коллег и ревизовать чужую науку?

На этот риторический вопрос, как ни странно, существует ответ. Его дал товарищ Сталин.

Накануне Дня Победы митрополит Волоколамский Илларион (Алфеев) в одном интервью посмел усомниться в том, что главная роль в победе в той войне принадлежит генералиссимусу Сталину. И о. Василик немедленно отреагировал статьёй «Митрополит Илларион дискредитирует Русскую Православную Церковь».

В те же дни известная писательница Елена Чижова, комментируя выход новой книги «Город, написанный по памяти», посмела сказать, что не только Гитлер, но и Сталин виноваты в жертвах Ленинградской блокады. Василик выдал ответ под заголовком «Пропагандистская брехня».

Кроме того, до отлета в уральский городок, он успел настрочить «О новых перлах победобесоборцев», где уже ритуально, без свежего информационного повода, пнул своих недругов протодиакона Андрея Кураева и священника Георгия Митрофанова.

Человек, не робеющий ни перед духовным, ни перед литературным авторитетом, станет ли проявлять уважение к какой-то провинциальной профессорше? Какая разница, что она там «накопала». Это всё эмпирика. Главное, что он на стороне «правильной идеологии», вершащей ход истории.

«Каждый выбирает для себя… религию, дорогу… дьяволу служить или пророку…»

Кто-то объектом религиозного поклонения избирает Сталина.

Юрий Эльберт