В Рождество все немного волхвы

Редакция портала «Христианская Россия» подготовила интервью с нашим постоянным автором Юрием Эльбертом. В преддверии одного из главных праздников мы обсудили отличия Рождественского поста в западной и восточной традициях, а также подвели итоги уходящего 2021 года.

— В чем отличается восприятие ожидания Рождества в западной и восточной христианской культуре? Также было бы интересно сравнить семейные традиции в православных и католических странах, а также их культурные пересечения в Польше, Украине и Беларуси.

— Мне кажется, что попытка обобщать различия между «западным» и «восточным» христианством обречена на повторение спекулятивных банальностей. Мир восточного христианства очень разнообразен: это не только русское православие, но и всевозможные арабские течения, и эллины, сербы, румыны и болгары. Еще мозаичнее христианство западное: католические и некатолические страны Европы, Северная и Южная Америки, да по сути весь Глобальный Юг за вычетом Ближнего Востока.

По-моему продуктивнее сравнивать отношение к Рождеству в тех странах, где традиция праздника не прерывалась, и на постсоветских территориях, а также государствах Восточного блока.

Сам я крестился в тринадцать лет в годы Перестройки. Но скажем лет в одиннадцать я вряд ли смог бы внятно объяснить, что такое Рождество Христово. Вероятно, я встречал это слово у Диккенса. В жизни советского ребёнка Рождества просто не было. Домами культуры ежегодно проводились гуляния на Масленицу (правда, потом, как оказалось, на первой неделе Великого поста). И Пасха была: в домах красили яйца, в кулинариях продавались куличи, старшие целовались.

Все гештальты перетягивало на себя 31 декабря. И для меня как в детстве новогодняя ночь – волшебная. С непременными атрибутами: ёлка с шарами и гирляндой, мандарины, салат Оливье, мелодии из «Иронии судьбы», а в полночь – загадывание желаний под бой курантов. Разве они не сбываются? Бог же всегда нас слышит.

Вот это и только это – традиция. То, отчего щемит сердце.

Потом появились общие каникулы с 1 по 10 января (не совпадающие с православными Святками). И праздник «раздвоился» на Новый Год и Рождество Христово. И разные общественные институты стали наполнять второй праздник новыми, хотя и якобы «традиционными» смыслами.

Церковь, что Православная, что Католическая, требует вознести мысли к небесам. У православных, отмечающих Рождество по старому стилю, Новый год оказывается раньше, и церковные фанатики выказывают секулярному празднику всяческое презрение. Нужно соблюдать пост, нельзя танцевать, водить детей на елочные спектакли. А ещё лучше поссориться с домашними и уйти в ночь с 31 декабря на 1 января в храм на молебен, который проводят же какие-то горячие головы. Как это прекрасно, встретить новый год с нищими и обездоленными (и как лицемерно бывает).

Но литургические переживания, уместные в храме, не заменят домашнего праздника. Прежде душевное, а потом духовное. Так, может, и хорошо, что 25-е (7-е) и 31-е разнесены в календаре?

Общество (государство, культурные и политические организации) готовы предложить свое наполнение. А вот как праздновали славные казаки? А что спевали деды? А чем Рiдзво на Тернопольщине отличалось от Черниговщины или Луганщины?

Это к вопросу о территориях Беларуси и Украины. Не сомневаюсь, что там положение определяется более политикой, чем верой или традицией. И так не только в постсоветские времена, а последние четыре с лишним века, прошедшие со времен Брестко-Литовской унии. «Ты с москалями или с казаками?» Фронтирные территории столько раз переходили из рук в руки, что сложно представить, могло ли быть иначе.

Проиллюстрируем сказанное примером с колядками. Жанр этот, в отличие от частушек, как фольклор давно исчез. И вряд ли будет восстановлен – другое отношение к детям. Кто отпустит свое чадо ходить без старших по чужим дворам и подъездам, где его могут схватить маньяки или сердобольные бабушки – угостить чипсами на пальмовом масле, ужасно вредными для здоровья.

Зато к сохранившимся образцам колядок отношение трепетное. Их можно услышать как в филармонии, на концерте академического хора, так и во время литургии в храме по запричастном стихе. Их непременно исполняют и дети на рождественских утренниках, приходских и светских, фактически заменивших колядование. Почему? Так надо, это же «традиция»!

Душевное ушло из колядок, но от духовного остается лишь сухая оболочка. Дитя не ждет сладости, может быть самой редкой в небогатом быте его семьи, не желает от души кому-то здоровья, не делится с ближним. Все получат одинаковые подарки в коробках. Где здесь пространство для чуда?

У Церкви действительно есть надежда на возрождение бытовых традиций, как когда-то удалось из «календ» и других языческих празденств сделать православный календарь. Увы, пока это не удалось, может быть прошло слишком мало времени.

Процесс затрудняется и тем, что подростки уходя из Церкви больше туда не возвращаются. А Церковь свою форму традиции, освященную литургикой, выпускать наружу не хочет. Значит для быта христианское наполнение Рождества так и останется в истории.

— В православных и греко-католических богослужениях в конце Рождественского поста в богослужениях появляются параллели с богослужениями Страстной седмицы. Ярче всего эти параллели выражены в исполнении ирмосов «Волною морскою», которые поются также в Великую субботу, накануне Пасхи. Откуда эта связь Рождества и Пасхи в литургической сфере? Как оцениваете эти смыслы лично Вы?

— Ирмос «Волною морскою» звучит много где, в том числе на погребении священника. Прихожане и даже клирошане мало обращают на это внимания. Скорее уж катавасия: «Христос рождается, славьте» после первой песни канона настраивает на Рождественское настроения со Введения.

Да Рождество Христово и предшествующий ему пост (Адвент) называют «Зимней Пасхой», параллелям посвящена одноименная книжка отца Фомы Хопко, зятя отца Александра Шмемана – оба известные американские богословы.

В целом параллель очевидна. Там и здесь – икономия (домостроительство) нашего спасения, предшествующие сорок дней ограничения в пище, напоминающие об искушениях Христа в пустыне и путь через пустыню Моисея, и наконец Царские часы в Сочельник. Литургика Страстной Седмицы гораздо богаче и оригинальное, вот и хочется из нее что-то «пережить» — вполне душевное чувство.

Я не против и не за. Я не против и чтения Пассий и других отсылок к Страстной. Страдания Христа мы вспоминаем, совершая бескровную жертву каждую литургию.

— Почему в римо-католическом Адвенте нет вышеупомянутых смыслов, синтеза тем Боговоплощения и Крестной жертвы? Как Вы оцениваете западное отношение к празднику Рождества? Как оно проявляется в богослужении, если сравнить его с аналогичными примерами из православной литургической культуры?

— Я не настолько хорошо знаю тексты римо-католического богослужения, чтобы категорично говорить об отсутствии такого синтеза. Как его может не быть? Христос рождается, и человечество вместе с Симеоном, Анной, волхвами, пастухами получает ощутимую надежду на спасение. Христос рождается, и Его тут же пытаются убить – и страдания младенцев становятся первой ступенью к Его крестным мукам.

Здесь одно из искушений человечества, что не пройдет до конца времен. Страстная неделя, Христос на кресте! А быт не дает на этом сосредоточиться. Куличики, прибиралочки, подарочки… Собственно, когда умирает обычный человек, все похоронные традиции не столько раскрывают перед человеком глубокие смыслы, сколько утешают и отвлекают его. Здесь срабатывает схожий механизм. Но когда пасхальной ночью наши души должны наполниться особой радостью о Воскресении Христовом, многие чувствуют лишь обычную усталость, а радость разве от разговения.

Беру с полки «Богослужебные указания» на текущий год и листаю многочисленные страницы, приходящиеся на Рождественский сочельник. Увы, не вижу никаких особенных параллелей со Страстной. В основном торжественные цитаты из псалмов, в тропарях призыв к Небу и верным людям внять наступлению праздника, прославление Девы Марии.

И в то же время ужасаюсь: сколько работы уставщику-регенту! Кто и что поймет из этого многословия? В Сочельник утром миряне в храм приходят для того, чтобы отстоять очередь на исповедь, ибо на ночной литургии исповеди как правило не бывает.

— В Католической Церкви есть постовые роратные мессы, которые обращают наши молитвенные размышления к ожиданию Пресвятой Девой Марией Рождества Христова. Какие аналоги есть в православной богослужебной традиции?

— То же можно сказать и о роратных мессах. Если они служатся на рассвете в течение всего Адвента, то простите, не для тех, кто в рабочие дни уже успел выйти в утренние смены. Священник, две старушки, инвалид и военный отставник – вот их участники, как впрочем и у православных в это время.

Если посмотреть на православный календарь Рождественского поста, удивительно, как мало там «марианских» праздников. Собственно, только Введение Девы Богородицы во Храм. Праздники «Знамения» и «Нечаянной Радости» мало чем отличаются от других праздников в честь икон Божией Матери, и мало известны там, где нет посвященных этим иконам храмов.

И может быть это даже к лучшему! Как мужчина, тем более монах, должен проникнуться мыслями Марии, ожидающей Младенца?! Можно напомнить про «Плач Богородицы» в Великую Пятницу у православных – но это как раз картина многим знакомая и понятная: Мать, плачущая на гробе Сына. Так или иначе православные как прежде боятся слова «медитация», все вооружены соображениями святителя Игнатия (Брянчанинова) против духовных упражнений другого Игнатия Лойолы. Ничего, западник Варлаам Калабриец тоже не был ласков со святым Григорием Паламой. Пусть уж каждый идет своим путем.

— Почему Рождество стало настолько коммерциализированным — в отличие от Пасхи, про которую многие светские люди просто забыли? Что в исторических церквях лучше всего говорит о смысле праздника Рождества Христова тем, кто еще только стоит на пороге храма?

— А наипаче коммерциализировался Хэллоуин. Все просто: коммерция отвечает на спрос, а с другой стороны ищет то, что «позитивнее», ярче, технологичнее.

Вернемся к бытовому восприятию. Рождество и Адвент – время, когда все ждут, когда родится долгожданное Дитя. Великий Пост, Страстная неделя и Пасха – это путь к страданиям, смерти — и только в самом конце Воскресение. Сравните две ситуации в новогоднюю ночь: беременная мать на последнем месяце и умирающий в квартире родственник. Скорую, которая повезет роженицу в роддом под бой курантов, будут встречать вовсе не с тем же настроением, что судмедэкспертов.

Пасха – праздник очень «неправильный», отличный литургически, без постоянной даты, но и само Воскресение из мертвых «неправильно» с точки зрения законов природы и быта. Он в отличие от Рождества, выпадающего на зимнее солнцестояние, не выпадает на равноденствие, не символизирует начала весны, а выпадает каждый год по-разному: то на распускающиеся яблони, то на тающие снега.

В отношении «коммерциализации», обмирщения праздника Рождества можно указать и на то, что праздник это преимущественно детский. И Сам Христос – Младенец. Отсюда и весь антураж: елка, мерцающая огнями в углу, пушистый снегопад, культ Санта-Клауса – святителя Николая в красном колпаке, раскладывающего подарки в носки и перемещающегося, как Гарри Поттер, через камин. В этом узнается известный сюжет из жития святителя Николая о трех узелках злата, подброшенных бедным девушкам на приданое, хотя отнюдь не факт, что зимой и через очаг.

И это на самом деле отнюдь неплохо. Надо хотя бы раз в году давать переживать христианину детство, тем более, что и Христос – Дитя в эти дни.

— Каковы итоги года в России с христианской точки зрения? 

— Христианские итоги года… Наверное самым важным делом года, в итоге неудавшимся, особенно в России, но и на планете в целом, оказался провал вакцинации от COVID-19. В 2020 году доступ к вакцине имели единицы, массово прививки начали ставить лишь с началом 2021 года. И если бы действия шли согласованно, если бы иммунитет получил быстро значительный процент населения, если бы была возможность комбинировать вакцины разных стран – пандемию уже возможно было победить. Теперь россияне равно как и европейцы, с ужасом ждут в гости на новый год мутанта – штамм «омикрон», пробивающий, как говорят, и защиту «Спутника».

Раскол на сторонников и противников прививок прошел, увы, и в Церкви, как в Православии, так и в Католичестве, затронув и высокие уровни. По счастью антиваксеры оказались в маргиналах. И это был хороший урок на будущее: Церкви не всегда стоит входить в вопросы медицины и биоэтики.

Ковид «подморозил» все: и миссию, и благотворительность, и, конечно же, межконфессиональные контакты. Поездка Папы Франциска в Грецию, пожалуй, более похожа на дежурный дипломатический визит, чем аналогичная встреча с Патриархом Кириллом на Кубе несколько лет назад. Научно-богословские конференции переместились в Zoom и стали доступнее для тех, кто маломобилен, но зато стали меньше вызывать энтузиазма у самих ученых.

Ватикан пробовал в очередной раз подать голос в защиту мигрантов, продолжая путь, заданный энцикликой «Fratelli Tutti» – «Все братья». Но братья доставляли слишком много хлопот: то скапливаясь на границах Беларуси в ожидании халявного «коридора», то привозя очередные штаммы из Индии или Намибии.

И увы, не видно, чтобы «память смертная», постоянная угроза опасно заболеть, массово приводила людей к вере, как это обещали вначале пастыри. У многих (не исключая и клириков) она обернулась депрессией, и даже благодать не всегда помогала одолевать уныние – а впрочем, пусть время пройдет и покажет.

А еще в мире не случилось большой войны. В том числе между братскими Россией и Украиной, чего все так боялись. Само по себе это – уже здорово!

Что пожелать читателям в канун Рождества Христова?

Всем здоровья. Ставьте вовремя прививки, берегите себя и других, носите маски, соблюдайте иные правила безопасности.

Тем, кто болен или переживает за родственников – терпения. Христос воскрес, и мы однажды окажется там, где нет ни болезней, ни печалей, но жизнь бесконечная.

Тем, кто с головой в неофитском пылу погружается в ту или иную христианскую культуру – осторожности. Берегите личную свободу, не делайтесь рабами человеком. И у духовников, и у святых отцов есть ответы не на все вопросы. Ищите самостоятельно, и всегда обращайтесь к Богу.

Тем, кто наоборот охладевает, держаться и не расцерковляться. Даже участие в Евхаристии онлайн, даже наша молитва во время трансляции литургии – это обращение к Богу, чтобы хлеб и вино в Чаше стали Телом и Кровью Христа. Куда нам идти от Спасителя, так рассуждали и апостолы.

Порталу «Христианская Россия» — пережить еще один, на этот раз юбилейный год, не растерять, а нарастить число читателей.

На русских рок-концертах иногда исполняется песня, ушедшая в народ, «Пусть сегодня никто не умрет». Это мечта о том, как Цой не сел за руль, Башлачев взял зубную щетку и закрыл окно, Янка Дягилева спокойно бродит с Летовым по рельсам, а райские яблоки отправлены на склад, потому что Высоцкого спасли. Год за годом количество куплетов в песне, увы, растет.

И все-таки пусть в 2022 году никто не умрет. Даже те, кто нам неприятен, кто завел геронтократию, мешает прогрессу, разносит инфекцию и т.д. Так не бывает, а жаль. Демографии земной пошло бы на пользу!

Кирилл Белоусов

Картина Маргариты Керв