Возможно ли говорить о Пасхе нескучно?

Когда в к 2000 году в РПЦ устраивали «юбилей Бога», (не режет ли слух само название?), то священникам поручали написать статьи о Христе. Но почти никто не откликнулся, а те, кто что-то всё-таки написали, сделали это явно «по заданию партии», и сделали очень скучно. Тема их явно не вдохновила. Только Кураев выставил что-то остроумное, но в своём стиле: «Вы все дураки и ничтожества, не знающие, что сказал такой-то святой отец в третьем томе писем к своей тёще!».

Между тем, если бы заданием было написать что-то о политике или «о посте», то можно не сомневаться, что статей бы было много,и те самые знаменитые священники, которым скучно писать о Боге, высказались бы «во весь голос», да так, что сборник статей мигом раскупили бы прихожане в свечных лавках. Но этого не было и сборник посвященный 2000-летию от Рождества, одиноко пылился в свечных киосках, пока его не года через полтора не убрали из ассортимента.

Произошедшее событие прошло незамеченным, но означало оно весьма печальную вещь, что в церкви Христос-то как раз и кажется чем-то ненужным и лишним, и совсем уж неактуальным на фоне всевозможных новостей на злобу дня.

Действительно, во Христе нет никакой «злобы дня», Его нельзя приспособить к тем или иным политическим взглядам, Им нельзя воспользоваться для чего-то малого и неважного. И потому Он как бы заслонён от взгляда верующих всевозможными хорошими вещами: иконами, почитанием святых, помогающих в земных нуждах, богослужебном круге, беготне за «моим батюшкой», и тому подобном, что само по себе прекрасно и важно, но для многих верующих становится тем самым кустом, под которым согрешившие Адам и Ева прятались от Бога в райском саду.

Да, от Него можно прятаться даже «под кустом» церкви, и не зря ведь в Евангелии так много примеров тех, кто, кажется, всецело участвует в церковной жизни, но не знает Бога, и, как оказывается на проверку, не хочет знать. Просто потому, что Христос не поддерживает идею «Великого Израиля», не борется с римлянами, не устанавливает земное царство для «богоизбранных евреев», словом, ничего вообще не делает из того, чего ждут от Мессии. Так зачем Он такой и нужен? – возмущаются люди и распинают Его. Но Он воскресает, чтобы немногих умеющих видеть обрадовать радостью особенной, не связанной с теми радостями, которых ждут и желают банальные люди.

Но религиозный тип банального человека, будь он фарисей, садуккей или кто-то из «людей Ирода», остаётся, и к таким банальным людям могут принадлежать даже мыслители.

Как это случилось со Свифтом, автором «Путешествия Гулливера». Ведь Свифт не только писатель, он ещё и священник, декан собора святого Патрика. Он много выступает и спорит, но во всех его выступлениях и памфлетах мы видим, что о религии он мыслит с точки зрения общественной пользы, общественного её значения. Он не интересуется Встречей, тайной веры, тайной жизни в Боге. Напротив, он толкует о религии как об исключительно общественном факторе. Для него существование религии имеет оправдание в том, что она приносит обществу благо. В Церкви он не пытается отыскать понимание духовных законов, но всюду говорит о ней с точки зрения общественной пользы.

А ведь он – священник, но при этом человек полностью погруженный в политику, а борьбу партий виги и тори, которая кажется ему куда более реальной, чем происходящие в Библии события.

Свифт призывает безжалостно бороться с сектами, но тоже не потому, что они извращают истину, а потому что мешают Англиканской Церкви приносить эту самую общественную пользу, отбирая у неё часть паствы.

Таков этот религиозный тип, и далеко не только Свифт смотрит на религию и церковь именно с такой позиции – политика и общественного человека, в то время как Христос обращается к личность вне толпы. Оттого-то Свифт и подобные ему люди не знают утешения и восторга в вере, оттого-то с ними так холодно и так скучно. И потому от них не стоит ждать чего-то большего, чем банального соблюдения уставного пасхального приветствия, вместо огненных слов Иоанна Златоуста, который жил на земле потому, что однажды на ней совершилось великое Воскресение Христово!

Артём Перлик