За полтора года ковида: можно ли заразиться через Святые Таины?

Моё мнение за эти полтора года не изменилось и не изменится: конечно да, можно. Утверждать противное – ересь докетизма. Если упрощённо, дело вот в чём. Христос вочеловечился, то есть полностью воспринял человеческую природу. И в Чаше Тело и Кровь Спасителя – пусть не буквально клетки с ДНК и РНК, но во всяком случае материя. Если материя обладает некими сверхматериальными свойствами, она перестаёт быть материей. Вещественно Дары остаются хлебом и вином, и потребивший их после службы клирик пьянеет и может попасть в аварию, если сядет за руль, даже если спешит по самому святому поводу.

Конечно, Дары из Чаши никто не брал, наверное, на ПЦР-анализ, чтобы обнаружить там вирусные молекулы. Но есть немало косвенных доказательств. И то, что обычные больные, после принятия Святых Таин спокойно умирают, а не воскресают, как воскрес Христос. И то, что яд, брошенный в Чашу злодеем, отравлял епископов и правителей. И то, что с самого начала пандемии пасхальные службы во многих храмах обернулись «ковидными вечеринками».

Наконец сам вирус, биологический объект не есть зло само по себе. И даже болезнь не есть зло, ибо зло то, что причиняется со злой волей. Бог зла не творит, и никакая тварь, даже созданная в лабораторной пробирке не зла сама по себе. Тем не менее волки едят и зайцев и людей. Как и вирусы.

Но ведь в ответ всегда можно включить детскую наивность. Тем более, что она почти всегда построена на эмоциях и сопровождается отнюдь не детской агрессией. Вокруг еретики, а я д’Артаньян. Помогите, хулят Святые Дары, гонения на Церковь и т.д.

По-моему всё это иллюстрируется известной сценой из Евангелия: прыгни с крыши храма, и ангелы подхватят тебя. До того как дьявол предложил эти слова Спасителю как искушение, их произнёс совсем с другим настроением царь Давид. Да и разве может Бог дать нам, детям, что-то дурное? «Не будьте младенцы умом», – только и остаётся добавить.

В одной из последних бесед отец Андрей Кураев назвал подобное «профессиональным идиотизмом» православных, хотя по-моему правильнее сказать «конфессиональным». Всегда можно «включить дурочку», и держаться как за святыню за любой средневековый пережиток, какого бы насилия над здравым смыслом это ни стоило.

Что изменилось в наших храмах за полтора года пандемии ковида? Стёрлась разметка на полу, тем более, что никто всерьёз её не соблюдал.

Маски в храме надевают примерно 10% прихожан. Как говорится, спасибо, что не выгоняют за порог, как когда-то в Среднеуральском монастыре («снимай намордник, ты к Богу пришёл, или ты неверующий?»).

С неофитских 1980-ых и 1990-ых у меня с церковным бытом ассоциируется один необычный запах – тройного одеколона. Потому что ещё с советских времён им, как самым дешёвым дезинфектором, регулярно протирали иконы. Кажется, во время пандемии он как раз и исчез. Недавно я стоял вечерню в центре храма, рядом с аналоем, на котором лежала икона дня. Другие прихожане (не я) целовали её не по разу. Чтобы кто-то её протирал – за всю службу ни разу не видел. Зато у входа висит замшелая бутылка из-под антисептика для рук – «корван», как говорится, и можно не делать ничего другого.

После той вечерни наутро я отправился на причастие. Передо мной в очереди стояла старуха с девочкой двух-трёх лет. У старухи из носа текло ручьём, но ни маски, ни носового платка не было. Она собирала сопли ладонями и вытирала об одежду, но не свою… девочкину. Малышке было безразлично, естественно же, когда бабушка ласково поглаживает её, то и дело поправляет или тычется мокрым носом ей в волосы, как будто целуя.

Можно догадаться, какую волну противоречивых эмоций, от гнева до хохота, в этот момент испытывали окружающие. А голос с клироса продолжал бубнить: «Сим помолися образом со трепетом». Сделать ей замечание? У царских врат поднимется скандал, а выведут первым мужчину-интеллигента, ведь в церкви бабушки как известно всегда правы, разве только не перед архиереем. Да и что же, отказывать наивной женщине в Святых Тайнах?

А что касается мер, предписанных Патриархом в прошлом году, конечно во всех отчётах они выполняются. Как и проверка qr-кодов в магазинах и кинотеатров. Где-то охранник на входе распознаёт код, впрочем, не спрашивая удостоверения личности, где-то «сканирует» коды собственными глазами, а где-то, смежив «биосканеры», просто дремлет на стуле.

Церковь только отражает те процессы, которые происходят в обществе. А пандемия не в Церкви – во всём обществе демонстрирует раскол. Для первой части, «левополушарной», наука и здравый смысл неразделимы. Правополушарные живут мифами, интуитивными ощущениями, а проще сказать – слухами и страхами. В их мире коронавируса не существует, но люди умирают от самих прививок, «дятловцев» уничтожили инопланетяне или агенты ЦРУ, любое электронное устройство связано с мировым заговором, а Антарктида является непреодолимым ледяным хребтом, ограждающим (как край тарелки) диск плоской Земли от сдувания с него предметов космическими ветрами.

Здравый смысл не противоречит Церкви, он сам чувствует, когда заканчивается наука и начинается религия. Верующие задорно провозглашали это в 1990-е. Теперь делать всё это сложнее в мире, где в моде минимализм во всём, и «левополушарному», тем более молодому человеку куда вернее выбрать агностицизм. Зато «правополушарные» продолжают тащить в церковную среду информационный мусор, наряжая его в чудеса, включая в споры о вере. Всё это напоминает квартиру безумного старика, который тащит домой с улицы обломки кирпичей, обрывки пакетов и газет, объедки на случай того, что всё это может пригодиться в атомной войне или грядущем мировом голоде. Как очищать эти конюшни, и как при этом не выплеснуть с навозом людей – к тому же считающих себя праведниками, исповедниками антиковидной веры? Тем временем перешагнуть церковный порог человеку с улицы всё труднее…

Юрий Эльберт