ХРИСТИАНЕ ПО ПРАВУ ЗЕМЛИ?

Совсем недавно один фейсбучный комментарий подвиг немного поразмышлять, почему люди, относящиеся к определенному социуму становятся католиками или православными. Например — какой то английский джентльмен, которому на роду написано быть англиканином, принадлежашим к high or low church, вдруг становится православным, или наши католики, которым суждено было быть православными по «праву земли» (по рождению) вдруг принимают Католичество. Словом, этот пост о мотивах.

Дорожки, которыми ходит Господь — сложно объяснимы, здесь все зависит от тех струн, которые Он перебирает, играя на инструменте человеческой души. Нельзя вот так взять и сказать: «Я стал католиком потому, что с детства я изучал литургику, догматическое богословие и пришел к выводу, что есть одна Церковь, она на Петре, а Римский Первосвященник есть тот единственный, кто хранит Престол», и так далее.

Такие случаи есть, но они единичны, чтоб вот так, глубоко научно подходить к проблеме. Или вот, англиканин, которому открывается глубина Православия… Как правило, первые впечатления носят сугубо эмоциональный окрас — красота богослужения, традиция, и вот так западает что-то в душу, и не можешь этого выбросить… Влюбляешься, и Господь говорит с тобой именно тут, в этом месте, а ни в каком то другом.

Если руководствоваться догматикой и логикой, то было бы все гораздо проще — почитал Катехизис, и вперед, за Богом в Церковь, которая одна, единственная. А спросите честно — сколько людей, принявших католичество готовы быть греко-католиками в византийском обряде здесь, в России? Что ответят? Единицы, потому как пришли в католичество за латинским обрядом. Вот то то и оно, что преобладает в общем молитвенное настроение, то самое общение со Христом, а догматика идет следом.

Я не боюсь помидоров от своих братьев по вере, но как правило побуждение бывает несколько другим — пришел, очень понравилось, что-то тронуло душу — остался, стал изучать — стал католиком (православным). Только потом приходит подкрепление сделанного шага документально — книгами и знанием. В призвании Христом учеников тоже не было так — пойдемте, я дам вам литературку почитать, а вы станете потом Моими учениками. Там был порыв, идущий вразрез с той самой «официальной верой отцов», куда как привычней было ходить в синагогу, чем выслушивать «новое учение».

Тут я бы сформулировал так — дать Господу действовать, а не пытаться объяснить с точки зрения книжника порыв души человека в ситуации, где его молитва услышана. К Богу приходят по-разному, и в Церковь приходят по-разному, кто-то через рыцарские романы, кто-то через обряд, кто-то через проповедь. Главное — потом правильно расставить акценты, чтобы в центре всегда был Христос.

Михаил Чернов