Фатима: причины нового посвящения России Непорочному Сердцу Божией Матери

И только в Россию Папу так и не пустили.
Россия здесь, как и во многом другом,
пошла своим особенным путем. Куда же может
завести нас этот путь? Куда заводят те пути,
на которых человек словно бы заявляет Богу:
“Ты можешь все? Может, и все, да не со мной!”
О. Анри Мартен. Католичество и Россия 

Если здесь брат убивает брата
Брат мой, явись за мной…
Наталья О’Шей

Я полагаю, что многие из читателей уже знают о том, что собирается совершить Папа Римский. Тех же, кто на время выпал из христианской информационной повестки поспешу обрадовать – в эту пятницу, 25 марта 2022 года от Рождества Христова, в 19:00 (МСК) в день Торжества Благовещения Богородицы, Папа Римский Франциск посвятит Россию и Украину Непорочному Сердцу Девы Марии.

Про причины посвящения Украины я скажу позже, впрочем, большинству они понятны и так. Но что насчет России? Почему посвящение России так важно?

Для того, чтобы понять это, нам придется вернуться на век назад. В 1917 год. Едва ли его можно было назвать годом хорошим. Великая война медленно и кроваво тянулась к своему завершению. Сотни солдат в окопах, растянутых на половину европейского континента ежедневно атаковали, сражались, погибали и падали бездыханными , утыкаясь остывшим взором в холодное небо Фландрии или Польши.

Трудно поверить, в то, насколько очевидны исторические параллели.

В эти дни, наполненные унынием, злобой и тревогой, произошло чудо – трем пастушкам из далекой португальской деревушки, явилась Божья Матерь. Явилась Она там, где едва ли кто-то этого ожидал, вдали от тех, кто решал в те годы судьбы народов и государств.

Божья Матерь говорила детям о необходимости молитвы за обращение грешников, а грядущих тяжелых испытаниях, о том, что множество душ идет к погибели. Важное место в пророчествах Фатимы заняла Россия – Папа должен был посвятить ее Непорочному Сердцу Девы Марии вместе со всеми епископами мира. В противном случае, неизбежной была бы новая война.

Вскоре после явлений в России окончательно установилась власть коммунистов.

Советское время дало нам немало мучеников: это и экзарх Леонид Федоров, страдавший за веру и при царе, и потом при большевиках, человек, мечтавший однажды увидеть Россию католической; это и блаженный Алексей Зарицкий, украинец по происхождению, много лет окормлявший множество рассеянных по огромной стране овец, оставшихся без пастыря; это и супруги Абрикосовы, и множество других  исповедников и мучеников (известных и не очень).

Впервые Россию Непорочному Сердцу Девы Марии посвятил Папа Пий XII в 1942 году. Время это было тяжелое – вермахт стоял в опасной близости от Москвы, а «гениальный» полководец Сталин едва не привел РККА к разгрому второй раз подряд. Но именно в 1942-1943 годах произошел перелом во Второй Мировой войне – германская армия дрогнула и, словно волна после прилива, покатилась обратно по равнинам Восточной Европы.

В 1952 году Папа отдельно посвятил Господу народ России. Послевоенные годы были нелегкими, тем более, что готовилась еще одна волна репрессий и депортаций. Но вот, вскоре после посвящения, правление Сталина окончилось и наступила хрущевская «оттепель».

Последнее на сегодняшний день посвящение произошло в 1984 году, вскоре после чего началась Перестройка. Религиозная свобода хотя бы формально, но возвратилась в Россию, а вместе с ней возвратились и католические структуры, существовавшие в нашей стране с 1783 года и до начала большевистских гонений.

Фатимская икона Божией Матери появилась в 2006 году, благодаря трудам католического священника и православного иконописца
Фатимская икона Божией Матери появилась в 2006 году, благодаря трудам католического священника и православного иконописца.

Нельзя сказать, что эти тридцать лет миссия шла безупречно. Перед Церковью стояло немало трудностей, ведь пастырскую работу в России приходилось начинать буквально с нуля, нередко «с боем» возвращая отнятые государством храмы. Правда, позже (в нулевые) были и столкновения с обскурантистскими кругами Русской Православной Церкви. Однако, миссия все же шла: люди обращались  в католическую веру и вливались во вновь созданные приходы. Менялся и этнический состав: на место репатриирующихся на исторические родины немцев и поляков приходили русские прихожане. Впрочем, число католиков (включая также «непрактикующих») в России оставалось весьма небольшим: от половины до одного процента населения страны.

Если мы взглянем на нашу страну сейчас, то поймем, почему она нуждается в посвящении.

Папу Франциска тяжело обвинить в том, что он молчал все эти годы. Не молчал он и тогда, когда 24 февраля, в нарушение всех дипломатических протоколов, лично отправился в российское посольство за объяснением происходящего. Рим неоднократно взывал к политикам, говоря о недопустимости войны «в степях восточной Европы».

Мы все знаем, что случилось ранним утром 24 февраля. Произошло страшное: пролилась кровь. Можно подобрать множество трусливых эвфемизмов для того, чтобы не глядеть в глаза страшной правде, но истина заключается в том, что у правды сейчас глаза заплаканных харьковских матерей, пытающихся бежать с грудничками на руках из осажденного города. У правды глаза рожениц Мариуполя, города Девы Марии, который в этот  Великий пост стал городом-мучеником. У правды глаза детей, прячущихся в киевском метро. У правды страшные глаза.

Но посмотреть в них все-таки стоит. А взглянув – понять, почему Папа решился на столь серьезный и неожиданный шаг.

«Внемли гласу вопля моего» – говорит нам Псалтирь. И мы верим в то, что Господь внемлет гласу нашего общего вопля, исполненного скорби и упования. Там где проиграла политика, где уже почти месяц слышен лишь страшный, скрежещущий голос оружия, восторжествует Божия воля. Господь не бросит Своих детей. Детей Его печали, детей Его любви.

Поэтому мы должны уповать на Господа и молиться. Молиться о том, чтобы Он остановил кровопролитие и, сокрушив грех в наших сердцах, обратил нас к покаянию. Дабы невинные не погибали. Дабы тираны не торжествовали над обреченными. Дабы во всем нашем грешном мире на время воцарился долгожданный мир.

Sancta Maria, Mater Dei, ora pro nobis peccatoribus!

Алексей Билецкий