Зачем тревожат прах Франсиско Франко?

Сегодняшний разговор о Франсиско Франко нам хотелось бы начать с того, что именно этому человеку Испания обязана не только нейтралитетом в годы Второй мировой войны, но и победой консервативных националистов над социалистическими радикалами, утопившими в крови всю страну. Не менее важным следствием восстановления законности на территории Испании стало окончание беспрецедентных гонений на Католическую Церковь. Стоит отметить, что их жертвами стали 7 937 духовных лиц и бесчисленное количество мирян.

Поводом к сегодняшним размышлениям стало произошедшее на этой неделе перезахоронение гроба каудильо из Долины павших на одно из мадридских кладбищ. Данная кощунственная акция призвана стать символом сохранения неформального доминирования в обществе социалистической идеологии. Этот диктат сохраняется с момента национального левого поворота 2005 года, несмотря на то, что популярность социалистов планомерно снижается год от года (с 44% голосов до 22% избирателей в 2015-2016 гг.). С 2007 года испанские леваки стремятся переписать историю, преобразив Долину павших, ставшую символом национального примирения (здесь захоронены 33 700 погибших с обеих сторон Гражданской войны), в мемориал, на котором будут рассказывать о единоличной вине фалангистов и Франсиско Франко в разжигании Гражданской войны.

В 2006 году испанские социалисты заручились поддержкой Парламентской ассамблеи Совета Европы, выпустившей резолюцию, осуждающую нарушения прав человека франкистским режимом в 1939-1975 годах. Но только в 2018 году им удалось сформировать стабильное социалистическое правительство, воспользовавшись каталонским политическим кризисом, а также коррупционными скандалами в предыдущем правительстве Рахоя. Таким образом, новый премьер Педро Санчес все-таки смог реализовать идею фикс социалистов: организовать незаконную эксгумацию останков Фрасиско Франко.

Подчеркнем, что Педро Санчес является идейным продолжателем дела республиканцев: свою политическую карьеру он начал в Боснии и Герцеговине, способствуя травле местных христиан, дирижируемой из ЕС . А в 2018 году, вступая в должность премьер-министра, Педро Санчес отказался от присяги на Библии, заявив о своем атеизме. Прискорбно, но нынешний король Филипп VI является столь же пародийной фигурой как и его новоиспеченный премьер (к слову, наш Бурбон во время своей коронации также отказался присягать на Библии). Монарх полностью устранился от реальной политики, несмотря на то, что он призван быть хранителем традиционных христианских ценностей, конституционных прав испанцев и национального согласия (он имеет для этого достаточно широкие полномочия в качестве главы исполнительной власти).

Более того, впервые в истории Испании в 2014 году Филипп VI принял во дворце ЛГБТ-активистов. Что ж, в этом отношении он является «достойным» продолжателем политики своего отца Хуан Карлоса, который предал христианские идеалы франкистов, сдав всю полноту своей власти новым левым. Итогом трагического правления Хуана Карлоса стало подписание им закона об однополых браках: он без тени сожаления презрел протест Папы Бенедикта XVI, а также заявил о том, что никто не сможет остановить его в выполнении воли испанского народа.

Таким образом, от испанской королевской семьи не стоит ожидать здоровой реакции на беззакония и кощунства, происходящие в период нового социалистического правления — и все это несмотря на то, что династия обязана своим благополучием исключительно каудильо Франко. Смотря на этот левацкий реванш, нельзя не вспомнить первую публичную проповедь Папы Пия XI по поводу гражданской войны в Испании, в которой он приписал республиканцам «поистине сатанинскую ненависть к Богу». Эта проповедь была произнесена 14 сентября 1936 года. В самое ближайшее время она нашла отклик в свидетельствах современников красного террора в Испании: «За шесть месяцев моего пребывания в Испании я видел только две неповреждённые церкви, а примерно до июля 1937 года нигде не отправлялась служба», — писал в своих воспоминаниях Джордж Оруэлл. Неудивительно, ведь в Испании было уничтожено в три раза больше представителей духовенства, чем во время террора якобинцев в годы Великой Французской революции.

Так только во время беспорядков, спровоцированных в мае 1931 года в Испании левыми радикалами, дело дошло до сожжения более чем сотни католических храмов. Республиканские власти продолжали свои антицерковные выступления, изгоняя из страны священников и принуждая к выезду самого примаса Испании. Зловеще прозвучали слова республиканского президента АСАНЬИ в октябре 1931 года, когда он публично объявил о том, что Испания «перестала быть католической».

Республиканские власти продолжали свои антицерковные выступления, изгоняя из страны священников и принуждая к выезду самого примаса Испании (в июне 1931 года). Зловеще прозвучали слова республиканского президента АСАНЬИ в октябре 1931 года. Он публично объявил о том, что Испания «перестала быть католической». В течение всего периода Гражданской войны власти так называемой «красной Испании» проводили политику безусловной атеизации. Особым правительственным декретом власти предписали закрытие всех санктуариев с полной конфискацией их имущества. Был введен полный запрет на священнические требы. На территориях, занятых республиканскими войсками дело дошло до полного уничтожения католических храмов и монастырей, с особой ревностью происходившего на провинциальных территориях.

В Барселоне, например, было сожжено 58 храмов. Уцелел только кафедральный собор. Здесь же были организованы публичные сожжения икон, католических статуй и богослужебных книг. Повторим: на территории, подвластной республиканцам, от расстрелов и пыток погибло в общей сложности 7937 лиц духовного звания. Среди них было 12 епископов, 283 монахини, 5255 священников, 2492 монахов и 249 послушников. Только за один день 6 ноября 1936 года во время массовой казни в Мадриде было расстреляно более 200 священников, монахинь и семинаристов (одновременно с ними было казнено около 2400 политзаключенных). Кровавая геенна духовенства на территориях, подвластных «красной Испании» была также историей неслыханной самоотверженности и героизма за веру. Лучше всего иллюстрирует их тот факт, что священникам часто предлагалась жизнь в обмен на отречение от веры, однако ни одного подобного случая отмечено не было.

В пустых, ограбленных, с ободранными украшениями храмах устраивались народные дома, амфитеатры для цирковых представлений и другие увеселительные заведения. В то время в мадридском храме св. Антония прошел довольно своеобразный «футбольный матч», в котором роль мяча играл череп святого. Республиканцы постоянно оскверняли христианские кладбища — к примеру, в Хуэске тела, выкопанные из могил были уложены в позициях совокупляющихся пар. В заключение подчеркнем то, что жертвой воинственного атеизма «красной Испании» пало более 20 тысяч приходов, что означало уничтожение почти половины испанских храмов.

Несмотря на все вышесказанное, Католическая Церковь возродилась и продолжает свидетельствовать о непреложных христианских истинах. Важно отметить, что в наши дни 73% населения по-прежнему ассоциирует себя с Католической Церковью, а более 39 % испанцев посещают церковные службы несколько раз в год и чаще (24,3% посещают их не реже раза в месяц). А нам в России остается только позавидовать этому и помолиться о нравственном выздоровлении остальной части испанской нации.

Составил Кирилл Белоусов